25-летний юбилей!
XXV
2017

История конвента:2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 / 2007 2006 2005 2004 2003 2002 2001 2000 1999 1998 1997 1996 1995 1994 1993 1992 1991 1990

Интерпресскон–2014

811 мая, Санкт-Петербург, дом отдыха «Репино»

До «Интерпрерсскона–2018» — 9 месяцев

Еврокон-2015 Премии Результаты голосования Литературная студия Список участников Программа конвента «Малеевка-ИПК»

Программа мероприятий конвента.
Тезисы докладов

 

Keldar Quark. Использование техники мозгового штурма для работы с сюжетом

Елена Первушина (Санкт-Петербург). Бесполое общество — утопия или антиутопия?

Светлана Тулина (Санкт-Петербург).
От «Гусарской баллады» до «Баллады пехотной»

Презентация. Альманах «Электронный полдень»

Презентация. Альманах «Астра Нова»

Презентация. Журнал «Фантастика и детективы»

2-й Международный Летний Литературный Фестиваль «Петроглиф-2014»

Презентация. Биография Ивана Антоновича Ефремова в серии ЖЗЛ

Презентация. Малотиражные сборники «Фанткритик–2014» и «Зиланткон–2014»

Презентация. Книги Светланы Тулиной и Ольги Денисовой

Презентация сборников «Terra Sacralis» и «Дети холодного мира»

Презентация. Книга Юлии Андреевой «Букет незабудок»

Николай Караев. Стимпанк: генезис, онтология, психология и издательские перспективы в России

Алан Кубатиев. Aнглоязычная поэзия XIX в. в фантастике (на английском языке)

Владислав Гончаров, Василий Владимирский (Санкт-Петербург). Дискуссия «Фэндом, которого нет»

Дмитрий Володихин (Москва). Историко-мистическая фантастика России

Юлия Каштанова (Москва). Языки, которых не было

Андрей Ермолаев (Санкт-Петербург), Никита Бабичев (Красноярск). «Книга на все времена» как раздел рекомендаций Фантлаба: анализ предварительных итогов и проблемных моментов

Сергей Шилов (Санкт-Петербург). Зима на пороге: размышление о Граде Божием

Сергей Переслегин (Санкт-Петербург). «Большие взрывы, большие циклы, большая фантастика»

Круглый стол «Первая мировая война в истории и альтернативной истории»

Андрей Ермолаев (Санкт-Петербург). Первая Мировая война как социальный вызов для российских учёных, и что из этого вышло

Показ фильмов всероссийского фестиваля игровых короткометражных фильмов «Встреча на Вятке»

«Мюнхгаузен», Германия, 1943г , режиссёр Йозеф фон Баки

Вячеслав Афончиков (Санкт-Петербург). Биоэнергетика — шарлатанство или неправильно определенная реальность? Могут ли договориться врач и целитель?

Творческие

Keldar Quark. Использование техники мозгового штурма для работы с сюжетом

10 мая, 16:00–17:30, Холл 1
  1. Мозговой штурм — инструмент; в принципе, он не обязателен. Способ работать быстро и с удовольствием.
  2. Пример сюжета — «белый пират». Общая тема, мир, герои, сюжет.
  3. Пример с глобальным потеплением: всё зависит от мастерства автора.
  4. Создаём рассказ «с нуля». Корпорация «Хищник, Джонс и Рабинович». Техника последовательного бросания монетки.
  5. Собственно, мозговой штурм. Вопросы, на которые надо отвечать, ошибки, которых следует избегать. Парадоксальная концовка.
  6. Выбор способа подачи истории.
  7. ТРИЗ, как альтернатива мозговому штурму, и почему это хуже. Пример с танчиками.
  8. Заключение: сценарий не бывает слишком дурацким. Пример: Индиана Джонс.

Всё началось, по крайней мере, так принято считать, во времена викингов, когда, столкнувшись с проблемой политического, технического или экзистенциального характера, доблестные обладатели рогатых шлемов собирались за столом, пили то ли брагу, то ли отвар из мухоморов, и обсуждали пути её, проблемы, решения. Кто-то один при этом оставался трезвым, дабы всё записать (вы верите, что они умели писать?) или запомнить (вы верите, что можно запомнить два часа пьяного бреда вдесятером?), и потом из записанного, якобы, извлекались крупицы здравого смысла.

В наше время народ прекрасно обходится без мухоморов и даже, иногда, без алкоголя, собираясь маленькими группами (писатель плюс друзья) и предлагая решения проблемы. Я регулярно проделываю это с коллегами по работе, в столовой, во время обеденного перерыва, вот только окружающие косятся на нашу компанию с опаской... Ну и ладно, что они понимают в литературе, в конце концов?!

Замечу, что мозговой штурм — это лишь инструмент, он ускоряет и облегчает работу, но без него вполне можно обойтись. Однако, привлекательность отвара из мухоморов такова, что...

Продолжительность: 1 час 30 минут.

Елена Первушина (Санкт-Петербург). Бесполое общество — утопия или антиутопия?

10 мая, 11:00–12:30, Холл 1
  • Что произошло в «одном детском саду в Швеции»?
  • Что такое половой отбор, и происходит ли он у людей?
  • Примеры гендерно-поляризованного общества в фантастике. Традиционное и перевертыши.
  • Как фантасты представляют себе гендерно-нейтральное общество?

Продолжительность: 1 час 30 минут.

Светлана Тулина (Санкт-Петербург).
От «Гусарской баллады» до «Баллады пехотной»

10 мая, 12:30–13:00, Холл 1
  • Четыре основные роли женщины в первой и прочих мировых с точки зрения фантастов разных времен (на основе книг Робиды, Г. Уэллса, Б. Акунина, Дж. Уиндема, Быкова, Валентинова, А. Толстого.
  • Место женщины на войне. Развитие и вытеснение одних ролей другими, стойкость символики.
  • Амазонки. Путь от авантюристок в успешные менеджеры — от Рыжей Сони и Зои Монроз до Корделии Нейсмит.
  • Две вероятных возможности развития адаптации приемлемых для социума гендерных масок — по Пратчетту и Буджолд. Сходство двух, казалось бы, диаметрально противоположных вариантов.
  • Маточный репликатор как единственно возможный выход из кризиса.

Продолжительность: 30 минут.

Презентации и пресс-конференции

Презентация. Альманах «Электронный полдень»

8 мая, 16:15–16:30, Конференц-зал

Николай Романецкий, бывший ответственный секретарь журнала Бориса Стругацкого «Полдень, XXI век», расскажет о принципах составления сетевого альманаха «Полдень» и перспективах его существования.

Альманах фантастики «Полдень» в магазине электронных книг «Ленкниготорг»

Продолжительность: 15 минут.

Презентация. Альманах «Астра Нова»

9 мая, 16:30–17:15, Малый конференц-зал

Альманах международного литературного клуба фантастики Астра-Нова. Клуб создан полтора года назад, писателями и любителями хорошей русскоязычной фантастики из Англии, Питера, Москвы, Германии и Украины.

За это время уже были проведены два конкурса, на которые прислали общей сложностью более семисот текстов, из них около половины прошли предварительный отбор (на соответствие теме, жанру, а также русскому языку).

В итоге на первом конкурсе было около сотни рассказов, во вртором приняло участие 150. финалистов читали и отбирали для последующей печати в собственных журналах такие компетентные судьи, как Н. Романецкий (Полдень ХXI век), Н. Сипета (Фантастика и Детективы), Б. Долинго (Уральский следопыт), Г. Панченко (Меридиан), И. Харичев (Знание-сила. Фантастика), Е. Синицина (Наука и жизнь), О. Кавеева (Шалтай-болтай) и другие

Лучшие из понравившихся журистам и членам редколлегии клуба рассказы по договоренности с редакциями так же предлагаются для публикации журналам «Смена», «Искатель», «Человек. Пространство. Вселенная», «Космопорт», «Фан-сити».

Альманах Астра-Нова издается издательством «Северо-запад» print-of-demand, заказ можно оформить через сайты клуба или издательства.

Продолжительность: 45 минут.

Презентация. Журнал «Фантастика и детективы»

9 мая, 17:15–18:00, Библиотека
  1. «Журнальный мор» 2012 года и «журнальный взрыв» 2013¬го: кризис открывает новые перспективы?
  2. Журнал «Фантастика и Детективы»: эволюция продолжается.
  3. Известные фантасты на страницах журнала.
  4. Редакционная политика: что, как, почем. Темы, объемы, гонорары.
  5. Кто ищет, тот всегда найдет. Где и как можно приобрести журнал.
  6. Демонстрация журнала, ответы на вопросы, взаимный троллинг.

Продолжительность: 45 минут.

2-й Международный Летний Литературный Фестиваль «Петроглиф-2014»

9 мая, 18:00–18:30, Библиотека

24–27 июля 2014 г. (1 часть фестиваля), дер. Кондобережская, Заонежье, Республика Карелия;
28–30 июля 2014 г. (2 часть фестиваля), Беломорские петроглифы, острова Соловки, Кузова, г. Беломорск.

Цель: популяризация историко-культурного потенциала территорий Республики Карелия (РК).

Задачи:

  • привлечь внимание к теме Севера: культуре, истории, литературе, природному богатству;
  • развитие познавательного туризма;
  • расширение контактов, взаимодействия и сотрудничества с представителями литературных объединений из регионов России и зарубежья (Москва, СПб, Мурманск, Финляндия, Франция).
Образовательные мероприятия:
  • литературный конкурс «Петроглиф-2014» на тему севера;
  • мастер-класс писателя Мариуша Вилька;
  • мастер-класс российского эссеиста, писателя, путешественника Василия Голованова;
  • литературная студия поэта Анны Матасовой;
  • литературная студия писателя Ирины Мамаевой;
  • выступление (лекция) писателя и сценариста Елены Усачевой;
  • доклад писателя Николая Романецкого;
  • доклад писателя Светланы Васильевой;
  • мастер-класс Дмитрия Скирюка: презентация игр исчезнувших (в т.ч.) северных цивилизаций.

Культурные мероприятия: Фоймогубская картинная галерея и музей, выступления фольклорного коллектива с. Великая Губа в традиционной избе, дегустация блюд заонежской кухни (рыбники, калитки, налетушки, ягодники), музей Кижи и окрестности, часовни Заонежья, Святые источники, шунгитовые месторождения.

Экскурсии (по желанию): острова Кижи, Соловки, Кузова; беломорские петроглифы.

В стоимость участия в фестивале входит проживание в коттедже (9000 руб. за 4 дня) или палатке (6000 руб. за 4 дня), трансферт, питание, участие в литстудиях, экскурсии: фольклорная программа «Заонежская беседа», «Серебряное кольцо Заонежья», раздаточные материалы и сувениры.

Сайт фестиваля: http://petroglyphcon.ru/

Контакты: Владимир Софиенко, + 7 900 455 44 70, +7 921 627 50 80
e-mail: sofienko@list.ru

Продолжительность: 30 минут.

Презентация. Биография Ивана Антоновича Ефремова в серии ЖЗЛ

9 мая, 18:30–19:00, Библиотека

Ольга Ерёмина, Николай Смирнов. Иван Ефремов: биографическое произведение. ISBN: 978-5-235-03658-1. М: «Молодая гвардия», сер. «Жизнь замечательных людей», 2013; 5000 экз. — 688 с.

Иван Антонович Ефремов (1908-1972) по праву считается одним из крупнейших мастеров отечественной фантастики. Его романы «Туманность Андромеды», «Лезвие бритвы», «Час Быка» не только вошли в золотой фонд этого жанра, но и переросли его границы, совмещая научную глубину с обостренным вниманием к глубинам человеческой психики к проблемам морали. Однако Ефремов был не только писателем, но и выдающимся ученым-палеонтологом, глубоким мыслителем и незаурядным человеком, биография которого не уступала увлекательностью его книгам Его первое полномасштабное жизнеописание создано на основе глубокого изучения всех доступных свидетельств — документов, рассказов родных и близких и конечно, произведений, в полной мере отразивших не только жизненный опыт Ефремова, но и его мировоззрение.

Для лиц старше 16 лет.

Продолжительность: 30 минут.

Презентация. Малотиражные сборники «Фанткритик–2014» и «Зиланткон–2014»

9 мая, 20:00–21:00, Библиотека

«Фанткритик. 10 лет пути». Сборник. В процессе подготовки.

Сборник выходит в ознаменование десятилетнего юбилея конкурса рецензий на фантастические произведения «Фанткритик», проходящего на базе Петербургской книжной ярмарки ДК им. Крупской при поддержке фестиваля фанатстики «Интерпресскон».

Продолжительность: 1 час.

Презентация. Книги Светланы Тулиной и Ольги Денисовой

10 мая, 10:00–11:00, Холл 1

Светлана Тулина. КОТДОГ: роман, рассказы. ISBN: 978-5-93835-510-1. СПб: изд. «Северо-запад», сер. «Писатели Петербурга», 2014. — 302 с.

Как будут выстраиваться взаимоотношения кошек и собак, если и те и другие наполовину люди? Смогут ли они стать чем-то большим, чем просто оборотнями с жёстко заданной матрицей как поведения, так и внешнего облика?

Какие дела придется расследовать Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону в Лондоне стимпанка, успешно пережившем нашествие марсианских треножников? Какие проблемы встанут перед космонавтами в мире победившего ислама? Как выглядят герои Андерсена с точки зрения снежных эльфов? Чем может быть вызван когнитивный диссонанс у черного ящика и способен ли он помешать террористу? Каким будут видеть мир наши потомки? Чем развлекается на досуге самый узкий из дипломированных специалистов?

Неожиданные повороты сюжета, качественный язык, нетривиальная точка зрения, детективная интрига и мягкий юмор.

В сборник вошли повесть «КОТДОГ» и рассказы-победители разных литературных конкурсов.

Ольга Денисова. Берендей: роман.
ISBN: 978-5-93835-509-5. СПб: изд. «Северо-запад», сер. «Писатели Петербурга», 2014. — 332 с.

Медведи-оборотни и сейчас называют себя берендеями. Берендей по имени Егор слишком молод и только становится на ноги, когда на его территорию приходит огромный медведь-людоед. Но убить медведя для берендея — все равно что убить брата...

Купить электронные книги Ольги Денисовой в магазине «Ленкниготорг»

Продолжительность: 1 час.

Презентация сборников «Terra Sacralis» и «Дети холодного мира»

10 мая, 13:30–14:00, Холл 1

Terra Sacralis: сборник. ISBN: 978-966-492-303-0. Луганск: Шико, 2014. 1000 экз.

В сборник вошли фантастические рассказы, повести и роман, объединенные одним мотивом: в них правит бал история, поданная с мистическим подтекстом. Это может быть средневековая Япония, домонгольская Русь, Венеция времен ее высокого цветения или же мир, лишь отдаленно напоминающий всё то, что было в реальной истории человечества. Но всегда и неизменно в словах и действиях людей будет чувствоваться оттенок присутствия совсем не человеческих сил... Большинство произведений, попавших в сборник, принадлежат полю сакральной фантастики. Некоторые выросли на почве христианского реализма. А христианский реализм, как известно, без ангелов, бесов и прочих сверхъестественных персонажей не обходится.

Дети холодного мира: сборник. Луганск: Шико, 2014. 1000 экз.

Ты хочешь, чтобы твоих детей у тебя отобрали? Ты хочешь, чтобы их отдали в другую семью? Ты хочешь, чтобы их отправили в интернат? Ты хочешь, чтобы их украли, убили, разобрали на органы? Ты хочешь, чтобы твои дети так озверели, чтобы воспитывать их пришел спецназ? У тебя что, нет детей? А ты уверен, что в будущем они у тебя не появятся? Так вот, наш сборник о том, как много существует способов сделать твоим детям больно, а тебе — еще больнее. Ты бы почитал, что ли...

Продолжительность: 30 минут.

Презентация. Книга Юлии Андреевой «Букет незабудок»

10 мая, 17:30–18:00, Холл 1

«Люди не любят скучных историй. История не любит скучных людей.»

В книге Юлии Андреевой известные люди рассказывают нескучные истории.

«Букете незабудок» собрали:
Кир Булычёв, Олег Ладыженский, Павел Амнуэль, Александр Ройфе, Владимир Высоцкий, Михаил Ахманов, Андрей Балабуха, Юлий Буркин, Дмитрий Быков, Лев Вершинин, Алан Кубатиев, Сергей Алексеев, Симона Вилар, Дмитрий Громов, Бронислава Громова, Георгий Гуревич, Андрей Лазарчук Сергей Алипов, Александр Лидин, Генрих Альтов, Роман Злотников, Михаил Амосов, Григорий Панченко, Виктор Авилов, Алексей Волков, Святослав Логинов, Евгений Лукин, Сергей Лукьяненко, Сергей Арно, Джордж Мартин, Александр Мазин, Виктор Пелевин, Вячеслав Рыбаков , Леонид Аронзон, Владимир Орлов, Анджей Сапковский, Алексей Ахматов, Владимир Свержин, Далия Трускиновская, Михаил Успенский, Елена Хаецкая, Беркова Нина, Анна Ахматова, Исаак Бабель, Николай Байтов, Павел Молитвин, Геннадий Белов, Мария Берггольц, Ольга Берггольц, Федор Березин, Дмитрий Биленкин, Сергей Битюцкий, Эрик Брегис, Чарльз Буковски, Михаил Булгаков, Александр Щербаков, Хорхе Луис Борхес, Андрей Буровский, Юрий Семецкий, Андрей Валентинов, Владимир Васильев («Воха»), Роберт Силверберг, Дмитрий Веряскин, Ольга Виор, Андрей Вознесенский, Евгений Войскунский, Александр Ген, Василий Головачев, Александр Городницкий, Александр Горнон, Геннадий Григорьев, Олег Григорьев, Александр Громов, Лев Гумилёв, Глеб Гусаков, Елизавета Дворецкая, Самвел Диланян, Дяченко Марина, Дяченко Сергей, Андрей Егоров, Ольга Елисеева, Андрей Ерпылев, Иван Ефремов, Александр Житинский, Геннадий Жуков, Дмитрий Каралис, Борис Камянов, Коденко Диана, Константин Кедров, Евгений Константинов, Юрий Зверлин, Александр Золотько, Сергей Ковальский, Виктор Конецкий, Анатолий Кудрявцев, Андрей Кучеренко, Юлиана Лебединская, Татьяна Лестева, Света Литвак, Юрий Любимов, Николай Макаровский, Владимир Михальчук, Борис Останин, Сергей Пальцун, Игорь Пархомчик, Игорь Петрушкин, Юрий Пейсахович, Николай Романецкий, Анджей Савицкий, Андрей Саломатов, Михаил Сапего, Екатерина Асмус, Константин Селиверстов, Александр Сидорович, Олег Силин, Андрей Синицын, Наталья Сорокина, Владимир Софиенко, Андрей Столяров, Борис Стругацкий, Сурен Цормудян, Игорь Чубаха, Сергей Шикин, Александр Щёголев, Николай Ютанов, Николай Якимчук, Михаил Якубовский, Александр Яр.

Продолжительность: 30 минут.

Фантастиковедение

Николай Караев. Стимпанк: генезис, онтология, психология и издательские перспективы в России

8 мая, 16:30–17:30, Конференц-зал

Можно ли причесать стимпанк одной гребенкой? История вопроса: как появился «стимпанк» (в сенсационных подробностях). Стимпанк против киберпанка: кровь под дифференциальным вычислителем. Король Артур и морлоки. Египетские маги и дирижабли с мертвыми инопланетянами. Ленин, Ганди и цеппелины. Универсальная формула стимпанка и ее разоблачение. Неопределимость и безыдейность стимпанка. Тупик историчности. Три источника и три составных части стимпанка. Шестеренки и гогглы: доколе? Стимпанк в России: меньше, чем стимпанк? Как написать хороший стимпанк на местном материале?

Продолжительность: 1 час.

Алан Кубатиев. Aнглоязычная поэзия XIX в. в фантастике (на английском языке)

8 мая, 17:30–18:00, Малый конференц-зал

Science fiction in poetry and science fiction poetry

Science fiction in poetry and science fiction poetry are not the same things. From time immemorial, poetry was at one time the language of philosophy, science, and all serious thought.

Renaissance and Elizabethan poets were expected to refer to scientific images, as did Samuel Butler, John Donne or (frequently) Shakespeare.

“The growth of scientific rationalism largely eliminated the mythical and occult from the sciences ... [but] poetry by no means surrendered to the new materialism and determinism...” (Douglas Bush). This marks the split between Science Poetry and Fantasy Poetry.

In the 18th Century, even more science poetry triumped; Isaac Newton wrote a considerable quantity of poetry when still a student. The great poetic response could br discovered in poetry of Dryden, Pope, Gray and Swift.

The 19th Century continued the tradition, but with major stylistic changes. The Romantic revolution from rational mechanism to enthusiastic imagination shifted the perspective in Science Poetry. As the elder Coleridge said, “from the time of Kepler to that of Newton, and from Newton to Hartley, not only all things in external nature, but the subtlest mysteries of life and organization, and even of the intellect and moral being, were conjured within the magic circle of mathematical formulae.”

The Romantics sought to break that magic circle, and to merge it with magics that are more ancient. But whatever the emphasis of feeling over thought, Romanticism, and all of 19th Century poetry, reacted to Science in a more sophisticated and informed fashion.

"Byron ... was far more concerned than the casual reader might expect with science, especially with astronomy and geology (Bus) The only one of the Romantic poets who had scientific training was Keats, but his poetic themes and creed rarely admitted the medical ... most of the images that might be called scientific are astronomical ... besides his] quite unscientific passion for the moon...(Bush).

In the nineteenth and twentieth centuries the heritage of romantic optimism passed to the scientists, leaving poets to the contemplation of a great void (Bush) Even Macaulay, who was to become the very apostle of progress, in his first Edinburgh essay, on Milton, accepted the decline of poetry as the unavoidable result of advancing civilization.

The modern poetic revolt against scientific positivism has some obvious similarities to the romantic revolt against Newtonian mechanism, but modern poets have recognized the inadequacy of romanticism partly through being deprived by science of some central elements of the romantic faith. All modern poetry has been conditioned by science.

In the 20th Century, science came to dominate the world-view, and began displacing the last remnants of medievalism from literature. American poetry began to displace English poetry in the battle for the soul of the language:

"New England Transcendentalism and new-world optimism cushioned Emerson, Thoreau, and Whitman against the fear of science... Walt Whitman ...is intoxicated alike by the practical achievements of science ... and by the infinities of time and space (Auden). T.S. Eliot’s .awareness of science was conveyed, like everything else, obliquely.

Themes and their manifestations, quotations which provoke and invigorate imagination, are still inexhaustible in poetry in the English language (Bradbury et al). Biographies and lacunas in poets’ life descriptions become a source of plots for contemporary writers.

Reading English and American poetry both in translation an in original is a necessary part of an personal and very intimate creative work of an every decent SF&F writer.

НФ в поэзии и НФ-поэзия совсем не одно и то же. С незапамятных времен наука, философия и все глубокое мышление говорило языком поэзии. Их взаимопрорастание никогда не прекращалось.

Фантастика в поэзии и фантастическая поэзия

Возрожденческая и елизаветинская поэзия — Батлер, Донн, Шекспир — ожидаемым образом обратилась к образам и метафорам науки.

«Рост научного рационализма значительно уменьшил долю мистического и оккультного в науке... но поэзия никак не сдавалась новому материализму и детерминизму...(Дуглас Буш)» Однако граница между научной поэзией и фантастической поэзией легла примерно тут.

В 18 веке научная поэзия торжествует — Исаак Ньютон еще студентом написал немало очень приличных стихов, но кроме него, тут явили себя Поуп, Драйден, Грэй, Свифт.

19 век традицию продолжил, но с куда более глубокими стилистическими поисками. Романтики ищут путей от рационалистической машинерии к восторженному воображению. Как писал Колридж, «...со времен Кеплера и до Ньютона не только все видимой природе, но и тончайшие секреты жизни и миропорядка, даже в интеллекте и моральной сути вместились в волшебный круг математической формулы».

Романтики искали способ разбить этот круг, или слить его с древней магией. Но несмотря на очевидное предпочтение чувства — мысли, романтики отреагировали на науку более сложным и просвещенным образом. «Байрон... куда более интересовался наукой, чем может предположить рядовой читатель, особенно астрономией и геологией (Буш). Единственным поэтом-романтиком с естественным образованием был Китс, но его поэтическая тематика и воззрения нечасто касались медицины...» (Буш).

В 19-м и 20-м веках наследие романтиков оборачивается пессимизмом по отношению к науке и учёным. Даже Маколей, апостол прогресса, одно из своих первых эдинбургских эссе, о Мильтоне, начинает с утверждения об упадке поэзии как неизбежном следствии развития цивилизации.

Современное, почти повсеместное восстание против научного позитивизма очень похоже на то, что начали романтики против ньютоновой небесной механики, но современные поэты давно осознали неполноту романтизма, что не отменило его прелести. Вся современная поэзия так или иначе кондиционирована наукой и ее мифологией.

В 20-м веке наука бесповоротно доминирует почти в любом мировоззрении, что никак не устраняет реминисценций средневековья, особенно из литературы и искусства. Американская поэзия начинает вытеснять английскую из национальной литературы именно в этом сегменте: «Трансцендентализм Новой Англии и оптимизм нового времени, взлелеянный Эмерсоном, Торо и Уитменом, победил страх перед наукой... Уитмен просто опьянен практическими достижениями науки и техники... бесконечностью времени и пространства (У.-Х. Оден)». Поэзия Т. С. Элиота гораздо тоньше и сложнее пропитана научным знанием, это новый тип отношений искусства и науки.

Темы и их воплощение, цитаты, будоражащие воображение, поныне являются неисчерпаемым источником в англоязычной поэзии (Бредбери и пр.) Биографии поэтов и лакуны в их жизнеописаниях становятся источниками сюжетов для современных авторов.

Чтение английской и американской поэзии в переводе и на языке оригинала является важной частью личной и глубокой интимной части собственной работы достойного НФиФ автора нашего времени.

Продолжительность: 30 минут.

Владислав Гончаров, Василий Владимирский (Санкт-Петербург). Дискуссия «Фэндом, которого нет»

10 мая, 10:00–12:00, Малый конференц-зал

Скоро русскоязычный фэндом отметит свой пятидесятилетний юбилей. Однако до сих пор никто не сформулировал четко и однозначно: что же это за зверь такой ¬¬ фэндом?.. Какова его история, чего он сумел добиться за почти полвека существования? Остается ли наш фэндом генератором новых смыслов, новых альтернатив, источником нестандартного креатива, или окончательно впал в маразм, превратился в механизм комфортного потребления? Да и вообще — жив ли он, или давно погрузился в уютненькую кататонию? На «Интерпрессконе–2014» об этом поспорят критик, редактор и военный историк Владислав Гончаров и критик, редактор и журналист Василий Владимирский.

Продолжительность: 2 часа.

Дмитрий Володихин (Москва). Историко-мистическая фантастика России

10 мая, 13:00–14:00, Холл 1

В нулевые годы было немало попыток создать особый историко-мистический формат фантастики. Называли его по-разному, но суть сводилась к историческому материалу, отрицанию магии и использованию мистики как основы для фантастического допущения.

На данный момент видно, что формат, едва появившись, начал распадаться. Мистика «серьезная» стремительно дрейфует в сторону литературы, которая называет себя «мэйнстримом», а еще того больше — к историческому роману. Он у нас теперь, хоть и не считается фантастикой, но очень далеко ушел от реализма именно из-за роста мистического элемента.

Что же касается мистики игровой, антуражной, то она просто стала частью «подмостков» и «реквизита» для фантастического боевика, написанного на историческом материале.

Таким образом видно, в принципе, угасание мистики в сколько-нибудь серьезной фантастике, и прежде всего — в исторической.

Продолжительность: 1 час.

Юлия Каштанова (Москва). Языки, которых не было

10 мая, 15:00–16:00, Холл 1
  1. Вступление, краткая информация о типах языков (живые, мертвые, искусственные)
  2. Историко-литературная справка о самых знаменитых авторах и литературных произведениях, где введены несуществующие (придуманные авторами) языки.
  3. Разбор и сравнение «оживших языков» (на примере языков мира Толкина) и языков, которые не являются полноценными с точки зрения лингвистики.
  4. Несколько практических моментов, как создается подобный язык (на конкретном примере из своего лингвистического опыта — языка полностью изобретенного и компиляции из уже существующих земных языков).
  5. А нужны ли вообще языки новые и как обойтись там, где нет возможности создать полноценную лингвистическую структуру?
  6. В рамках последнего пункта планируется провести дискуссию и обсудить с авторами возможности и необходимости.

Продолжительность: 1 час.

Андрей Ермолаев (Санкт-Петербург), Никита Бабичев (Красноярск). «Книга на все времена» как раздел рекомендаций Фантлаба: анализ предварительных итогов и проблемных моментов

8 мая, 20:00–21:00, Малый конференц-зал

В отличие от традиционных для Фантлаба рекомендаций новинок фантастики, рекомендации классики жанра в разделе «Книга на все времена» делаются лишь с 2012 года. Каждый месяц рекомендуется одно произведение крупной формы и несколько произведений малой и средней формы. Это происходит в результате свободного голосования референтной группы из числа администраторов сайта.

Выделено 5 типовых рубрик: НФ; фэнтези; мистика и хоррор; магический реализм и пограничные жанры; сказка. В настоящий момент рекомендованы порядка 30 романов и более 70 повестей и рассказов, написанных с XIX по XXI век. Среди отечественных авторов А. Беляев (1 произведение), М. Булгаков (2), К. Булычёв (4), Н. Гоголь (2), А. Грин (2), А. Громов (1), М. и С. Дяченко (2), Е. Замятин (1), А. Иванов (1), Л. Каганов (1), В. Крапивин (1), С. Логинов (3), Е. Лукин (3), С. Лукьяненко (1), В. Орлов (1), А. Пушкин (2), бр. Стругацкие (4), А.К. Толстой (1), А. Успенский (2), Л. Филатов (1), В. Шефнер (1) и другие (полный список см. http://fantlab.ru/blogarticle18001). Список постоянно пополняется.

За время функционирования рекомендации выявились следующие проблемы: неоднозначность в определении «классики фантастики» (проблема концепции), сложность разбивки произведений по рубрикам (проблема жанровых классификаций), трудности с разделением произведений по объёму на крупную/среднюю/малую формы (проблема соответствия форме). Практика также заставила усомниться в правильности пропорции «1 роман к 3 повестям или рассказам». Тем не менее, результаты работы позволяют считать деятельность по составлению списков «избранных книг» в целом успешной. Следует отметить, что чёткое функционирование такой рекомендации нуждается в определенных условиях: ответственном подходе голосующих к своей миссии, наличии ясных правил, общей организованности участников, возможности вести диалог и оперативно решать возникающие проблемы.

Продолжительность: 1 час.

Футурология и альтернативная история

Сергей Шилов (Санкт-Петербург). Зима на пороге: размышление о Граде Божием

9 мая, 10:00–11:30, Малый конференц-зал

Это третья часть доклада, посвящённого исследованию мифологических архетипов в фантастике, в первую очередь советской и американской. Две предудущие части («Зима близко: фантастика как мифология и будущее как ресурс» и «Зима близко: американские боги») были также впервые зачитаны на фестивале «Интерпресскон» в 2012 и 2013 гг.

Ранее была показана возможность применения архетипического анализа к фантастической, фентезийной и некоторым другим жанрам литературы. Связано это с тем, что фантастика и фентези не имеют жёстких жанровых и сюжетных ограничений, что позволяет исследовать из на наличие архетипов и динамических сюжетов. С другой стороны, высокая популярность этих жанров включает в формирование фантастической и фентезийной литературы широкие пласты общественности, что позволяет говорить о формировании коллективного бессознательного.

Также было показано, что в индустриальной фазе развития, культура, обладающая цивилизационными проектами и модифицирующая собственное будущее порождает литературу фантастического и близких к нему жанров. Это достаточное, но не необходимое условие появления фанатстики в обществе. С другой стороны, появление фанатастической литературы, по-видимому, облегчает возникновение в обществе цивилизационных проектов.

Сюжеты «Золотого века советской фантастики» относятся к отдалённому коммунистическому будущему, в основе которого лежит представление о мезолитическом «золотом веке» человечества. Авторами, обрисовавшими основные динамические сюжеты и архетипы жанра являются И. Ефремов, А. и Б. Стругацкие, Г. Мартынов. Время в таких произведениях носит медленный, равновесный характер и, по-видимому, совпадает с европейским мифологическим временем. Морально-этические нормы главных героев говорят о совершенстовании человека, как социального организма, о высоком уровне социального проектирования.

Среди сюжетов американской фантастики существенную роль играют катастрофы (социальные, военные, экологические, природные, космические), предотвращённые или непредотвращённые. Если катастрофа предотвращена, то это дело, как правило, героя-одиночки, либо реже небольшой группы единомышленников. Таким образом время является кусочно-непрерывным и циклическим с возможной катастрофой развития, и, по-видимому совпадает с индустриальным временем. При этом морально-этические нормы протагонистов сюжета совпадают с декларируемыми моральными нормами определённых периодов американской истории.

В третьей части работы будет проведено исследование советского «официального» государственного коммунистического проекта, и показано, что он через социалистов-утопистов (в первую очередь «Город солнца» Т. Кампанеллы и «Утопия» Т. Мора) восходит к представлениям Фомы Аквинского, изложенными в его книге «Размышление о Граде Божием». Отсюда следует заметное количество противоречий советского строя.

Особенностью развития западно-европейской цивилизации является достаточно сложный генезис городской общины, в формировании которой существенную роль играли появлявшиеся в разное время «антиструктуры». Немалую роль также сыграла Столетняя война и эпидемия Великой Чумы. Городская община Западной Европы в своём генезисе восходит к социальным слоям, имевшим равные привелегии. Большое количество случайных (или псевдослучайных) событий позволяет утверждать, что развитие Западной Европы лежит вне основной исторической последовательности («мейнстрима»).

С другой стороны, русская цивилизация, развиваясь медленнее, так и не породила массовой городской общины. Советский и современный российский города это рабочие слОбоды при индустриальном и постиндустриальном ядре соотвественно.

В Российской Империи городская община существовала в Финляндии, Прибалтике, Петербурге, Варшаве. В СССР — в Прибалтике, Москве, Ленинграде, Новосибирске, ЗАТО. Современной России приходится заново форматировать городскую общину и строить новый вариант урбанистической цивилизации, имея весьма существенный риск, что соответствующая территория интегрируется в «Западный мир» при первом же ослаблении государственных институтов.

Западное общество «статистично» в смысле идеального газа. Российское кристаллично, причем с возможностью изменения некоего параметра «целевой ориентации» (Кристалличность не в смысле поликристалла, а скорее, ферромагнитного порошка. Отсюда аналогия с магнитными доменами).

Как мы уже говорили в лекции, посвящённой американским богам, фундаментальный страх Запада — это страх резкого роста энтропии, перегрева и распада социальной ткани. Это страх за накопленную собственность и/или уровень потребления.

Фундаментальный страх России — страх неверного угла ориентации, который цинично воспринимается задним низовым сознанием как «несправедливое распределение», т.е. не уравнительное с поправкой на социальную значимость функций лица, присваивающего прибавочный продукт. Русские знают, что они каток, и бояться того, что этот каток развернули не в ту сторону, а мужики-то и не заметили. Как ни смешно. но это реально страх того, что страна живет НЕСПРАВЕДЛИВО.

Наибольшие темпы развития европейской (sensu lato) цивилизации наблюдались именно в период разрушения крестьянской общины, не исключая здесь и период мировых войн.

В настоящее время в Европе крестьянская община прекратила своё существование в большинстве стран, кроме перефирийного пояса ЕС (Португалия, Греция, Ирландия, Юж. Италия) и стран Восточной Европы. В настоящее время разрушение крестьянской общины Восточной Европы является «источником топлива» для ЕС.

В США крестьянская ощина сохраняется в консервативных средне-западных и Южных штатах (Нью-Мексико, Аризона, Техас, Оклахома, Колорадо, Канзас, Небраска, Вайоминг, Монтана, Миссури). Оценить их ресурс трудно, однако не кажется, что он велик.

Структура крестьянской общины современного Китая и Индии требует дополнительного изучения.

Крестьянская община в России вошла составной частью в городскую культуру. Возможно, похожая картина наблюдается в Латинской Америке. В настоящее время наблюдается воспроизводство российской крестьянской общины в моногородах.

Китай и в меньшей степени Индия сейчас тоже начинают сталкиваться с этой проблемой. Последние 6-8 лет по Китаю, они четко ориентируют разогнанную было на товарный экспорт экономику внутрь — т.е. предлагается строить общество потребления. В этом смысле Россия уже прошла большую часть пути Китая и Индии. Иными словами, альтернатив обществу потребления на существующий момент нет.

Если это так, то нас ждёт примерно 50 лет «дефляционного развития», при котором будут нарастать кризисные явления. После этого наступит период деградации, сопровождаемый колоссальными войнами, разрушением систем жизнеобеспечения мегаполисов и целых государств, дальнейшим развитием антропопустынь и переходом большинства населения к традиционным формам хозяйства.

Всё это закончится появлением новой формы крестьянской общины, новым индустриальным развитием и новым запуском цивилизационного двигателя, основанного на распаде крестьянской общины. Возможно, получится лучше.

Я здесь на что смотрю. Ко времени Филиппа Красивого в Франции было уже всё для зарождения абсолютистской монархии. Но Валуа растратили ресурсы впустую во время Столетней войны и выпилили сами себя из исторического процесса, и Генриху Наваррскому пришлось начинать всё заново. Причём эволюция крестьянской общины за период столетней войны как раз известна. Крупные сеньории и дефицит пахотных земель во времена Людовика 11-го, и полное запустение более трети всех земель во времена гугенотских войн. При этом основным классом землевладельцев снова становятся средние собственники и мелкие арендаторы. Из крупных сеньорий сохраняются только те, которые находились на периферии военных действий.

Продолжительность: 1 час 30 минут.

Сергей Переслегин (Санкт-Петербург). «Большие взрывы, большие циклы, большая фантастика»

9 мая, 11:30–13:00, Малый конференц-зал
  1. Проекты Ойкумены.
    • Проект носит стратегический характер по В.Никитину, то есть предполагает, предконфигурирует, собирает или создает новые основания для совместного существования Человечества.
    • Проект носит мифологический характер, иными словами он придает «чему-то» смысл. Как правило, Проекты ремифологизируют саму Ойкумену.
    • Проект имеет транспоколенческий характер: он рассчитан более, чем на одно поколение, причем, как правило, его длительность не определена.
    • Существует субъект проектирования. Он может совпадать или не совпадать с Заказчиком Проекта.
    • Проект носит глобальный характер, то есть он касается всей Ойкумены, известной субъекту проектирования.
    • Проект имеет интеллектуальную (содержательную) составляющую. Как правило, он устанавливает для Ойкумены:
      — новый миф;
      — новый закон (во всех смыслах: как lex, как «ном», как научный закон);
      — новую форму организации.
    • Существует формат институционализации, позволяющие продлить проект за границу жизни субъекта проектирования.
  2. Но в теории рефлексивного управления на уровне проектирования существуют еще техники стратегирования и программирования.

    Представляет интерес не только проектирование, но и стратегирование Ойкумены. Речь идет о транспоколенческой деятельности, преследующей ясную цель, но не обеспеченную необходимыми ресурсами.

    Это — стратегическое управление, но не стратегия (умение выиграть войну) и даже не большая стратегия (умение выиграть сегодняшний мир), это стратегия больших циклов (умение выигрывать завтрашний мир или даже завтрашние миры).

  3. История Человечества, как большие циклы.
    • Короткие и длинные столетия.
    • Фазовый кризис и пустые столетия.
    • Римский век.
    • Американский век.
    • Проблема XXI.
  4. Существует ряд задач, не разрешимых проектно и стратегически, но разрешимых в стратегии больших циклов.
  5. Прежде всего, это космические исследования.

    Базовая проблема: такие исследования приводят не к возникновению единого земного человечества (как считалось), а к разделению человечества на землян и космонитов, причем весь потенциал развития достается космонитам: вся Земля становится Старым Светом и быстро отстает от Новейшего Света космической Периферии.

    Понимание этой проблемы мировыми элитами приводит к искусственному торможению космических исследований.

    Решить ее политически, проектно или стратегически нельзя. Но, может быть, отыщется решение в рамках стратегии больших циклов?

  6. Ускоренное развитие (например, нации, страны или территории).

    Имеется апробированное американское решение через управление ритмами («американский век» и искусственные Гражданские войны).

  7. Ноосферное человечество. Задача, похоже, оказалась неразрешимой в логике Коммунистического Проекта, но, может быть, она разрешима в рамках стратегии больших ритмов?
  8. Стратегия преодоления фазового кризиса — за-стратегия?

Продолжительность: 1 час 30 минут.

Круглый стол «Первая мировая война в истории и альтернативной истории»

10 мая, 16:00–18:00, Малый конференц-зал

Первая мировая война занимает уникальное место в истории человечества. Её основным противоречием является её значение для всей последующей истории Европы и мира в целом, и степенью неотрефлексированности её причин и последствий.

Почему эта рефлексия не была проведена? Кому это было выгодно?

Между тем Столетняя война, Война за испанское наследство, Тридцатилетняя война и даже Крымская в чём-то могут быть названы мировыми. Однако за ними не закрепилось таких эпитетов.

Заслуга ли это самой войны или той эпохи, в которую она разразилась?

Вторая мировая война породила огромный пласт искусства, посвящённого войне: картины, книги, кинофильмы. Соответствующее количество произведений меньше на порядки.

С чем это связано?

Существовали ли варианты развития истории перед Первой мировой?

Насколько актуальны альтернативно-исторические построения?

Создала ли Первая мировая новые исторические развилки или схлопнула предыдущие?

На эти и другие вопросы попытаются ответить участники круглого стола «Первая мировая война в истории и альтернативной истории».

Продолжительность: 2 часа.

Андрей Ермолаев (Санкт-Петербург). Первая Мировая война как социальный вызов для российских учёных, и что из этого вышло

10 мая, 17:30–18:00, Малый конференц-зал

Первая Мировая война явилась для России не только грандиозным социальным потрясением, которое привело к Февральской и Октябрьской революциям. Она оказала сильное влияние на российское научное сообщество, потребовала «сращивания» фундаментальных исследований с практическими, резкого расширения базы для научных исследований и перестройки системы взаимоотношений ученых с правительством. В результате возросла роль и университетов, и Академии наук в поисках и разработке природных ресурсов для обеспечения фронта и тыла стратегическим сырьем, в создании новых военных технологий (в частности, противогазов), в развитии оборонной, химической и медицинской отраслей промышленности.

Предоставление огромных финансово-материальных и людских ресурсов подталкивало учёных к идее централизованного планирования и до некоторой степени примиряло с принципами административного подчинения. Кроме того, война, вызвавшая сильнейший экономический кризис в стране, резко ухудшила материально-бытовое положение учёных. Лаборатории почти перестали получать приборы, посуду, реактивы и зарубежную научную литературу, так как ранее это в значительной степени шло из Германии. Объективно необходимой стала модель самодостаточной национальной «Большой науки». Именно в годы Первой Мировой войны в Императорской Академии наук были разработаны планы формирования сети научно-исследовательских институтов, которые впоследствии были восприняты Советским правительством, и в результате на долгие десятилетия определили лицо советской науки.

Продолжительность: 30 минут.

Киносекция

Показ фильмов всероссийского фестиваля игровых короткометражных фильмов «Встреча на Вятке»

8 мая, 17:30–19:00, Конференц-зал

Показ фантастических фильмов номинантов и лауреатов 11-го Всероссийского фестиваля игровых короткометражных фильмов «Встречи на Вятке», прошедшего 1–3 марта 2014 года в городе Кирове. В фестивале принимают участие фильмы снятые детскими киностудиями, студентами, творческими кинообъединениями со всей страны и из ближнего зарубежья.

Продолжительность: 1 час 30 минут.

10 мая, 20:00–21:00, Малый конференц-зал

Продолжительность: 1 час.

11 мая, 10:00–12:00, Холл 1

Продолжительность: 2 часа.

«Мюнхгаузен», Германия, 1943г , режиссёр Йозеф фон Баки

9 мая, 17:15–19:15, Малый конференц-зал

Самый дорогой фильм Европы до 1945 г. о приключениях барона Мюнхгаузена с небывалыми для своего времени спецэффектами. Сценаристы весьма свободно переложили на пленку приключения всемирно известного барона-путешественника, при этом нарочито демонстрируя достоинства немца Мюнхгаузена и напротив, показывая в смешном виде представителей иных наций. После войны члены советской комиссии в Нюрнберге потребовали запретить эту ленту, поскольку в ней авантюрист Мюнхгаузен оказывается любовником императрицы Екатерины. Но даже спустя десятилетия этот фильм смотрится как немного старомодная, но очень яркая и красочная фантастическая сказка. Жизнь и удивительные приключения барона Иеронимуса Карла Фридриха фон Мюнхаузена, «всегда говорившего только правду», до сих пор будоражат умы любознательных читателей и серьезных исследователей. Популярность барона оправдана его редким талантом — никогда не терять присутствия духа и находить выход из самых безвыходных ситуаций.

Продолжительность: 2 часа.

Лекторий «Интерпресскона»

Вячеслав Афончиков (Санкт-Петербург). Биоэнергетика — шарлатанство или неправильно определенная реальность? Могут ли договориться врач и целитель?

10 мая, 15:00–16:00, Малый конференц-зал

В последние два десятилетия как в художественной, так и в научно-популярной литературе часто используется понятие «биоэнергетики». Точного определения этого термина нигде нет, однако можно предположить, что под этим понятием авторы имеют ввиду некую энергию, передаваемую от человека к человеку или же вообще — от одного живого существа к другому живому существу. При этом предполагается, что «биоэнергия» обладает некими особыми, только ей присущими свойствами, что отличает ее от других видов энергии: кинетической, тепловой, энергии межатомных связей и т.д.

В настоящее время можно уверенно утверждать, что все виды энергии, поглощаемые человеком или производимые и выделяемые им могут быть измерены и сосчитаны с точностью до калории. Таким образом, не остается места для какой-то особенной «биоэнергии», иначе нам пришлось бы поставить под сомнение закон сохранения энергии, для чего сегодня у нас нет никаких оснований. Означает ли это, что никакой «биоэнергии» не существует, и утверждения о ней есть лишь гнусные происки шарлатанов? Мы бы не торопились с подобными утверждениями. В истории науки было немало случаев, когда реально существующие феномены и явления описывались неподобающей терминологией, что, однако же, не мешало дальнейшему процессу познания окружающего мира. Примерами могут служить теории миазмов и флогистона.

Что может передавать один человек другому? Помимо вещества и энергии большое значение имеет и передача информации. Здесь есть целый ряд сложных вопросов: достаточно сказать, что до сих пор не дано определения самого понятия «информация». В то же время, информационное воздействие на человеческий организм может быть по своим последствиям ничуть не меньшим, чем воздействие веществом или энергией. С этих позиций становится понятно, каким образом можно навести на человека порчу, не прикасаясь к нему и ничего не добавляя ему в пищу.

Таким образом, мы имеем все основания утверждать, что феномен «биоэнергетики» на самом деле существует, однако он не может быть измерен или объяснен с позиций классических представлений об энергии. В то же время, если рассматривать данный феномен с точки зрения информатики, мы получаем возможность оперировать вполне научной терминологией и для нас открывается широкое поле для исследований и серьезных открытий.

Продолжительность: 1 час.