Интерпресскон-2012. Программа мероприятий конвента. Тезисы докладов
Закрыть
ПериодЭконом (место)Эконом на одногоСтанд.Улучш. Полулюкс (место)Полулюкс на одногоАккред.
до 16 марта 5700 7600 8250 9200 10200 13600 2100
с 16 марта по 20 апреля 5900 7800 8500 9500 10500 14000 2200
с 21 по 30 апреля 6100 8050 8750 9800 10800 14400 2250
на конвенте 6300 8350 9100 10200 11250 15000 2350
Закрыть
Закрыть
Закрыть
2019

История конвента:2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 / 2007 2006 2005 2004 2003 2002 2001 2000 1999 1998 1997 1996 1995 1994 1993 1992 1991 1990

Интерпресскон–2012

69 мая, Санкт-Петербург, пансионат «Морской прибой»

До «Интерпрерсскона–2020» — 8 месяцев

Премии Номинационные списки Литературные студии Список участников Фото, аудио, видео «Малеевка-ИПК»

Программа мероприятий конвента.
Тезисы докладов

Футурология и альтернативная история

Дмитрий Володихин. «Возрождение футурологического эссе»

  1. На мой взгляд, оживление футурологической тематики в фантастике и в общественной мысли (публицистике, в частности), связано с нарастанием кризисного состояния общества. Во всяком случае, это касается России. В настоящее время горячий отклик вызывают конкурсы футур-эссе, с интересом воспринимаются прогнозы не только экспертов, но и писателей-фантастов на ближайшее будущее. И усиление этого интереса связано прежде всего с ощущение близости «девятого вала» масштабного системного кризиса.
  2. Очень хорошо видно размежевание тех, кто магистральный маршрут движения будущего видит в сохранении самостоятельной России, а стало быть, отрицает глобализационный проект — что в евроатлантических вариантах, что в китайском, и тех, кто видит мир только как единое сообщество, в котором Россия будет просто растворена.
  3. Довольно сильным является ощущение краха, тупика, полной безнадежности и скорого распада России.
  4. К сожалению, в подавляющем большинстве случаев писатели-фантасты проявляют заинтересованность прежде всего к политической и социальной стороне футурологии. Очень мало высказываний по поводу будущего науки, техники, культуры, языка, религиозной сферы. И очень мало системных проектов, которые давали бы основательную панораму будущего, а не только ряд остроумных замечаний по поводу отдельных его аспектов.
  5. Полагаю, сейчас возможно создание полунаучных-полулитературных групп, центров, бюро, выпускающих футур-тексты, которые пользовались бы широким спросом. Полагаю также, возможен новый взлет футурологической фантастики.

Юрий Воронёнков, И. Гринчевский. «Роль футуристического эссе в описании будущего России»

  1. Футорология — наука или? Базовые прогнозы на 21 век Ефремова, Казанцева и других не сбылись.
  2. Наука сегодня не подтверждает обоснованность прогнозов фантастов 20 в. основанных на современном научном представлении о мире — кризис «научной» Фантастики.
  3. Отсюда — альтернативные миры, фэнтэзи — невозможность современной фантастики придумать реальный мир (даже свой ОО)
  4. Реальные проблемы будущего мироустройства не осмысливаются фантастами (мусорные острова в Тихом океане, сокращение личной свободы индивидуума)
  5. Требуется «Фантастика ближнего осмысления». Необходимо заметить завтрашний день. Сборники прогнозов 21 века.

Сергей Переслегин. «Информационные катастрофы»

Исследуется информационное отражение значительных исторических событий, в том числе катастроф. Представлен метод, позволяющий учесть «вымывание» информации со временем. Как результат удаётся сравнивать информационное отражений разновременных событий. Показано, что большинство катастроф 20-го — начала 21-го вв. группируются в два существенных тренда.

Вторая часть доклада посвящена исследованию статистических закономерностей авиационных катастроф.

Сергей Шилов. «Фантастика как мифология и будущее как ресурс»

Сравнительное исследование цивилизаций можно проводить через сравнение порождённых ими мифологий, поскольку мифологическое мышление является синкретическим представлением социальной психологии, а миф можно использовать для ответов на вопросы каким цивилизация видит своё место в мире, как взаимодействует с другими цивилизациями, каким видит своё прошлое, будущее и свою смерть.

Принято считать, что европейская позитивистская цивилизация не породили собственных мифологий, однако два крупнейших за всю историю человечества цивилизационных проекта породили два крупнейших тренда научно-фантастической литературы. Мы можем исследовать представление о будущем, созданном в научно-фантастической литературе как миф о будущем.

Сравнительное исследование советской и американской НФ литературы позволяет сделать следующие выводы:

  • в СССР существовало два коммунистических проекта: официальный — которого придерживалась государственная бюрократия; и «фантастический» — которого придерживалась, в первую очередь, техническая интеллигенция;
  • советский и американский цивилизационный проекты использовали собственное цивилизационное будущее как ресурс;
  • этот ресурс в настоящее время обеими сторонами существенно исчерпан.

Фантастиковедение

Андрей Ермолаев. «Календари фантастических миров с точки зрения исторической хронологии»

  1. Если писатель строит в своих произведениях особый мир, то одной из составляющих восприятия этого мира обитателями является счет времени в этом мире. Причем надо учитывать два аспекта: особенности календаря (подсчет дней в году; разбиение суток на части и т.д.) и летосчисление (подсчет лет от какого-то конкретного момента).
  2. Любые календари построены на периодичности. Определяющей по-любому будет астрономическая периодичность. Только в случае, если не существует движения светил и планет по небу, необходимы будут другие основы календаря.
  3. Даже при одной и той же астрономической основе возможны разнообразные календарные системы. Примеры этого дают реальные земные календари. Пользуясь этими основами, можно строить и календари выдуманных миров.
  4. Возможет ли прямой «перенос» григорианского земного календаря в космические дали? Правильно ли пользуются этим фантасты?
  5. Придумав выдуманный календарь, можно ли присобачить к нему летосчисление «от Рождества Христова»? И нужно ли?
  6. Возможен ли «общекосмический календарь»?

Василий Владимирский. «Новые рельсы фантастики»

  1. Экстенсивный и интенсивный путь: пока лес не кончится.
  2. Советская цензура как первопричина кризиса.
  3. Выбор издателей: ставка на инфантильное большинство.
  4. Фантастика как аттракцион: с кем конкурирует фантаст?
  5. Чернорабочие фантастики: бери больше, кидай дальше, отдыхай, пока летит.
  6. «Этногенез» и «Снежный ком М»: два пути выхода из кризиса.
  7. Выбраковка неизбежна. Мы все умрем.

Творческие

Елена Первушина. «Фантастика женским почерком — у капитана два брата, но он им не брат»

«Всем известно, что женщина на корабле — к беде. А если эта женщина — капитан корабля? Да еще и космического. Что тогда может случится? Ответ знают только фантасты».

Тим Скоренко. Реалистичное описание города, места, события, которого вы не видели своими глазами: интернет в действии

GOOGLE В ПОМОЩЬ

При создании литературного произведения нам часто приходится достоверно описывать город или страну, в которой мы никогда не бывали. Как сделать это так, чтобы комар носа не подточил? Как найти, например, архив с картами всех городов США с 1820 по 1940 год? Как использовать Google Maps для создания достоверной картины незнакомого города? Как сымитировать ощущение, которого вы никогда не испытывали, используя современные технологии и Интернет в частности?

Описания и карты реальных городов и местечек можно также использовать при создании собственного города. Когда мы описываем некий населённый пункт, мы должны знать больше, чем сообщаем читателю. Наш герой должен сворачивать, уходя от погони, не в случайный переулок, а в конкретный, имеющий название и протяжённость, ведущий в какой-то определенный район поселения. И в этом случае карта реального города вам поможет.

Презентации

Александр Етоев, Владимир Ларионов и их «Книга о Прашкевиче». Встреча с авторами.

В 2011 году исполнилось 70 лет писателю, поэту, переводчику, историку фантастики Геннадию Мартовичу Прашкевичу. Александр Етоев и Владимир Ларионов написали к его юбилею «Книгу о Прашкевиче, или От Изысканного жирафа до Белого мамонта». Название странное, да и сама книга достаточно странная, не поддающаяся идентификации, она не является документально-биографической в традиционном смысле, скорее это сборник озорных эссе, каждая глава в котором посвящена определённому периоду жизни Г.Прашкевича. Главы начинаются беседами В.Ларионова с Г.Прашкевичем, а заканчиваются вольными комментариями к ним А.Етоева.

«Книга о Прашкевиче» выдвинута Борисом Стругацким в финал «АБС-премии-2012», номинирована на премии «Интерпресскон» и «Бронзовая улитка».

Лекторий Интерпресскона

Алексей Барон. «Писатель и атеросклероз»

  1. Причины и механизмы развития атеросклеротических изменений в кровеносных сосудах.
  2. Характерные изменения личности, обусловленные атеросклерозом сосудов головного мозга.
  3. Возможности профилактики и частичной компенсации угасающих функций мозга.

А. Москаль, А. Первушин. «Как на самом деле летать в космосе»

Современные представления о возможностях космической техники основываются на двух заблуждениях, которые порождают необоснованные иллюзии. Первое — для межпланетных полетов достаточно разогнаться до второй космической скорости (11,2 км/с). Второе — атомная энергия сделает соседние планеты достижимыми.

О первом заблуждении. Любой межпланетный полет состоит из череды разгонов и торможений, которые потребляют запасы невосполнимого топлива. Эти приращения/убывания скорости суммируются в «характеристическую» скорость, которую можно подставить в формулу Циолковского и подсчитать, какое реальное количество топлива потребуется. Для полета на Луну требуется «характеристическая» скорость 25 км/с, если отбросить скорость возвращения на Землю 11,5 км/с (ее принято гасить парашютированием в атмосфере). Для Марса такая скорость составит свыше 30 км/с, для Венеры — 35 км/с. Еще Циолковский провел расчеты для водород-кислородной топливной смеси и характеристической скорости 30 км/с. У него получилось, что масса топлива в 193 раза будет выше массы космического корабля с ракетой. То есть марсианский корабль весом 100 т вместе с ракетой, стартующей с Земли, будет весить 19,5 тыс. т (для сравнения: «Saturn V» весил 3 тыс. т) — совершенно неподъемная величина.

О втором заблуждении. Тот же Константин Циолковский указывал, что проблему разницы масс можно решить, используя «внутриатомную» энергию. Действительно, химические топлива имеют предел по удельному импульсу — 500 секунд для высококалорийного трехкомпонентного топлива, предсказанный Эйгеном Зенгером (для сравнения: удельный импульс двигателя РД-107 знаменитой «семерки» составляет 257 секунд). Расчет показывает, что даже при использовании «предельного» топлива масса марсианского корабля (если его будут собирать на орбите, а возвращение экипажа предполагается в парашютирующей капсуле) составит свыше 800 т. Использование электроракетного двигателя на ксеноне с удельным импульсом 1700 секунд позволяет снизить массу всего корабля до 200 тонн. Однако такие двигатели нуждаются в мощном источнике энергии: по разным оценкам, от 7 до 15 мегаватт. Использование солнечных батарей ведет к невообразимому росту габаритов корабля (в марсианском проекте 1999 года РКК «Энергия» описаны солнечные батареи площадью 120 тыс. кв. м); кроме того, их эффективность квадратично падает при удалению от Солнца. Использование атомного реактора требует системы теплоотвода — площадь современных радиаторов-излучателей обычно сопоставима с площадью солнечных батарей, причем радиаторы тяжелее. Эта проблема не решена до сих пор.

Таким образом, сегодня, в отношении «проблемы тяги» мы находимся примерно на том же уровне как и 55 лет назад, в начале космической эры. Возможно, одним из путей станет использование ядерно-импульсной («взрыволетной») движительной схемы.